Обобщения и стат. отчёты

  • ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОГО УЧАСТКА № 7 ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ по ст.ст.12.8 и 12.26 КоАП РФ за 12 месяцев 2016 года

    Обобщение проведено с целью проверки  соблюдения норм материального и процессуального права при рассмотрении дел об административных правонарушениях данной категории.
         Статья 12.8 КоАП РФ предусматривает ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения или передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения.
    Статья 12.26 КоАП РФ предусматривает ответственность за невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
    По состоянию на 31.12.2016 года на судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга   рассмотрено  59 дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.8 и 12.26 КоАП РФ.  
    По ст. 12.8 КоАП РФ – 8
    По ст. 12.26 КоАП РФ –51
    Подвергнуты наказанию по ст. 12.8 КоАП РФ – 8  лиц.
    Из 8 лиц подвергнутых наказанию:
    8  подвергнуты к наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами    на срок полтора года
    Подвергнуты наказанию по ст. 12.26 КоАП РФ – 51 лицо, из них:
    43 подвергнуты к наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей лишением права управления транспортными средствами    на срок от 1 года 6 мес. до 2 лет.
    8  подвергнуты административному аресту   на срок 10 суток
    Постановлений о прекращении дел по ст. 12.8, ст. 12.26 КоАП РФ не выносилось.
    Случаев возвращения мировыми судьями протоколов об административных правонарушениях названной категории в порядке, определенном п.4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, не имелось.

    При рассмотрении, лица, привлекаемые к ответственности, извещались надлежащим образом с учетом требований ст. 25.15 КоАП РФ - заказным письмом с уведомлением о вручении, повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой.
    Все дела рассмотрены в сроки, предусмотренные ст. 29.6 КоАП РФ.
     Представления об устранении причин и условий, способствующих совершению административных правонарушений на основании ч. 1 ст. 29.13 КоАП РФ  не выносились.
    По результатам рассмотрения дел всем лицам, привлекаемым к административной ответственности,  были вручены копии постановлений о назначении наказания лично под подпись в справочном листе либо направлены заказным письмом с уведомлением в течение трех сток со дня вынесения решения. 
    Обжаловано в апелляционном порядке 3 дела по ст. 12.8 КоАП РФ, из них:
    по 3 делам с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами    на срок полтора года 
    Судом апелляционной инстанции постановления оставлены без изменения, жалобы без удовлетворения.
     Тексты постановлений мирового судьи размещены на сайте судебного участка.
    При вынесении постановлений мировыми судьями исследовались обстоятельства события административного правонарушения.
     При этом обстоятельствами, принимаемыми во внимание при назначении того или иного вида наказания являлись: характер и степень опасности правонарушения, связанного с источником повышенной опасности, данные о личности виновного, а также наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.
    В п. 2.1 ст. 19 Закона о безопасности дорожного движения установлен запрет на эксплуатацию транспортных средств лицами, находящимися в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. Правила дорожного движения содержат запрет на управление транспортным средством в состоянии опьянения (п. 2.7). Нарушение данного запрета образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.
    Транспортное средство отнесено ст. 1079 ГК РФ к источнику повышенной опасности.  Управление транспортным средством, относящимся к источнику повышенной опасности, в состоянии опьянения является грубым нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, поэтому п. 2.7 Правил дорожного движения водителю запрещено управлять транспортным средством в состоянии опьянения.
    Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии со статьей 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
    В силу ч. 6 ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях порядок освидетельствования водителя транспортного средства на состояние алкогольного опьянения, оформление его результатов, а так же направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов, устанавливается Правительством Российской Федерации.
    Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила освидетельствования).
    В силу пункта 3 Правил освидетельствования, достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие у него одного или нескольких признаков опьянения.
    В соответствии с ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование является законным, если у должностного лица, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, имелись достаточные основания полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения.
    Согласно п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке.
    В силу подп. 2.3.2 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.
    За невыполнение водителем законного требования  сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения,  законом предусмотрена административная ответственность по ст. 12.26 КоАП РФ.
    (№ 5-7-172/16)  18.05.2016.  мировым судьей судебного участка № 7 Дзержинского района г. Оренбурга рассмотрено дело об административном правонарушении  по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ в отношении Ковалева Е.В. и ему назначено административное наказание в виде  штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 (один)  год  и  8 (восемь) месяцевВ судебном заседании Ковалев Е.В. свою вину в совершении инкриминируемого правонарушения не признал, пояснив, что в момент задержания, транспортным средством   он не управлял, находился на пассажирском сиденье. Указанным транспортным средством управлял его  П.П. После того, как начали  движение,   П.П., обнаружил  что забыл дома  водительские права, в связи с чем, остановил автомобиль и побежал за правами. В этот момент к нему подошли сотрудники полиции и стали составлять протокол об административном правонарушении. С учетом изложенного просил  производство по делу прекратить в связи с отсутствием в его  действиях состава административного правонарушения.
    Однако доводы  Ковалева Е.В. были опровергнуты  в судебном заседании.
    Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля  П.П. суду пояснил, что с Ковалевым Е.В. находятся в дружеских отношениях. *** года  к нему в гости приехал  Ковалев  Е.В., который находился у него до утра. При этом, Ковалев  Е.В. употреблял спиртные напитки,  он спиртное не употреблял. После  4-х часов утра он решил отвезти Ковалева  Е.В. домой на его машине,  так как на улице была сильная грязь. Отъехав от дома, он вспомнил, что забыл дома права. В связи с чем, оставил машину и побежал за правами. По возвращению увидел, что возле Ковалева Е.В. находятся сотрудники полиции, которыми его показания, что за рулем находился он, а не Ковалев Е.В., были проигнорированы.
    Опрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля  М.А. суду пояснил, что он является инспектором ДПС ГИБДД. *** года он нес службу, совместно с ***. Под утро увидели автомобиль *** государственный регистрационный знак ***, который двигался с медленной скоростью, в связи с чем, они решили проверить  водителя на состояние алкогольного опьянения. Подойдя к указанному автомобилю он увидел, что Ковалев Е.В. пересаживался с водительского на пассажирское сиденье. В ходе  беседы было установлено, что Ковалев Е.В. находился с признаками алкогольного опьянения. В присутствии понятых, которым были разъяснены права, был отстранен от управления транспортным средством. После чего,  Ковалеву было предложено пройти освидетельствование и медицинское освидетельствование на состояние опьянения, на что последний в присутствии понятых отказался.
    Кроме того, в судебном заседании  была исследована видеозапись, представленная  суду сотрудником   М.А., которая полностью согласуется с приведенными выше доказательствами.
    Направление Ковалева Е.В. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения также было осуществлено должностным лицом ГИБДД в присутствии двух понятых. Каких-либо нарушений порядка направления на медицинское освидетельствование Ковалева Е.В. судом в судебном заседании  установлено не было.
    Оснований не доверять показаниям инспектора ДПС – М.А., мировой судья не находит, поскольку ранее Ковалева  Е.В. он не знал, неприязненные отношения между ними исключены, оснований им оговаривать последнего не имеется.
    Доводы Ковалева  Е.В. о том, что в указанное в постановлении время и месте, автомобилем управлял П.П., а он находился на пассажирском сиденье, мировой судья признал несостоятельными, поскольку они противоречат приведенным доказательствам. Во всех процессуальных документах: протоколе об административном правонарушении, протоколе об отстранении от управления транспортным средством Ковалев  Е.В. указан как водитель, управлявший транспортным средством. Данное обстоятельство также подтверждено инспектором ДПС  М.А. в судебном заседании.
    К показаниям свидетеля П.П. о том, что Ковалев Е.В. не управлял транспортным средством, а сидел на пассажирском сиденье, суд отнесся критически, поскольку судом установлено, что при задержании транспортного средства за рулем находился Ковалев Е.В.
    Кроме того, устные показания указанных свидетелей, находящихся в дружеских отношениях с Ковалевым Е.В., не могут объективно опровергнуть изначально собранную по делу совокупность доказательств, в том числе и письменных.
    При таких обстоятельствах, вопреки доводам Ковалева  Е.В., мировой судья не нашел оснований для прекращения производства по делу, в виду отсутствия состава  административного правонарушения и квалифицировал действия Ковалева  Е.В. по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ - как невыполнение водителем транспортного средства, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния.
    В силу нормы ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ, административная ответственность за данное правонарушение наступает именно за невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции (ГИБДД) о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения и не требует наступления каких-либо последствий, то есть состав правонарушения является формальным и правонарушение считается оконченным с момента отказа лица от прохождения медицинского освидетельствования.
     С учетом всех  исследованных доказательств, судья пришел к выводу о признании Ковалева Е.В. виновным  в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.12.26 КоАП и назначении ему административного наказания.
     
     
       
    (№ 5-7-79/16)  24.03.2016.  мировым судьей судебного участка № 7 Дзержинского района г. Оренбурга рассмотрено дело об административном правонарушении  по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ в отношении Аргенбаева В.З. и ему назначено наказание в виде  административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок один год семь месяцев. 
    В судебном заседании представитель Аргенбаева В.З.- Муньянов М.Г.,   в судебном заседании пояснил, что его доверитель утверждает, что за руль автомобиля он не садился. Во время составления протокола об административном правонарушении понятые не присутствовали, сотрудники ГИБДД пояснили, что для этого ведется видеозапись. Протокол об административном правонарушении составлен с нарушением, поскольку понятые были выписаны в протокол позже, заявил ходатайство об их вызове и допросе в судебном заседании, а также ходатайство о назначении по делу почерковедческой экспертизы. Просил суд производство по данному административному делу прекратить на основании ч. 2 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава правонарушения.
      Тем не менее согласно протоколу об административном правонарушении от ***  года, Аргенбаев В.З. по адресу ***  управлял автомобилем ***  в состояние опьянения, чем нарушил п.п. 2.7 ПДД. На момент составления протокола об административном правонарушении Аргенбаеву В.З. разъяснялись права, предусмотренные ст.51 Конституции РФ, ст.25.1 КоАП РФ. Протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ.
    Следовательно, являясь участником дорожного движения, Аргенбаев В.З. в силу пункта 1.3 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года N 1090, обязан знать и соблюдать требования названных Правил.
    Согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством Аргенбаев В.З. управлял транспортным средством   с признаками алкогольного опьянения: запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи. Таким образом,  у сотрудника полиции, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, имелись достаточные основания полагать, что Аргенбаев В.З. управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, поэтому последний был отстранен от управления транспортным средством в присутствии двух понятых.
    Освидетельствование Аргенбаева В.З. на состояние алкогольного опьянения проведено должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида  с соблюдением Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, в присутствии двух понятых и с использованием сертифицированного портативного анализатора концентрации паров этанола в выдыхаемом воздухе.
    Из показаний сертифицированного технического средства измерения прибора ***  следует, что количество абсолютного этилового спирта в выдыхаемом Аргенбаевым В.З. воздухе составило *** мг/л, и освидетельствованием установлено, что он управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.
    Результаты освидетельствования оформлены Актом освидетельствования. Понятые удостоверили своей подписью в акте освидетельствования факт совершения в их присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты. Форма акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения утверждена приказом МВД РФ от 04 августа 2008 года N 676 по согласованию с Министерством здравоохранения и социального развития РФ. К акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения приобщается бумажный носитель с записью результатов исследования.
    В бумажном носителе, как и акте освидетельствования, указаны дата и время проведения освидетельствования, сведения о лице, в отношении которого применялась данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, сведения о транспортном средстве, фамилия должностного лица, проводившего освидетельствование, наименование отдела, в котором он проходит службу, и объективные результаты освидетельствования. Бумажный носитель с записью результатов исследования приобщен к акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. При этом, несогласия с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Аргенбаев В.З. не высказал, напротив, в присутствии понятых согласился с результатами освидетельствования, о чем собственноручно написал в акте и удостоверил своей подписью. Копию акта освидетельствования получил.
    Кроме этого, вина Аргенбаева В.З. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, подтверждается рапортом сотрудника ГИБДД   С.С., согласно которому   был остановлен автомобиль  под управлением Аргенбаева В.З., который находился с признаками опьянения: запах алкоголя изо рта, нарушение речи, неустойчивость позы. В присутствии двух понятых Аргенбаев В.З. был отстранен от управления транспортным средством, ему было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, на которое он ответил согласием. В результате проведения освидетельствования было установлено состояние алкогольного опьянения, и в отношении Аргенбаева В.З. был составлен протокол об административном правонарушении  по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.
    Доводы представителя Муньянова М.Г. об отсутствии понятых при проведении освидетельствования мировой судья признал несостоятельными, т.к. в акте   года имеются данные понятых и их подписи, и сомнений в достоверности этих сведений у суда не имелось.
    Вопреки доводам представителя Муньянова М.Г. доказательств того, что велась видеозапись, в представленных материалах дела не имеется. Напротив, как усматривается из ответа МО МВД ***  на запрос суда, видеофиксация не велась. Тот факт, что понятые не присутствовали при проведении процессуальных действий суду представлено не  было. Отсутствие в протоколе подписей понятых не свидетельствуют о том, что понятые при задержании Аргенбаева В.З. отсутствовали.
    Доводы представителя Муньянова М.Г. о том, что Аргенбаев В.З. не управлял автомобилем, были опровергнуты протоколом об административном правонарушении, а также протоколом об отстранении от управления транспортным средством, из которого следует, что именно Аргенбаев В.З. управлял транспортным средством.
    Данные  обстоятельства опровергли доводы представителя лица, привлекаемого к административной ответственности о непричастности Аргенбаева В.З. к совершению данного административного правонарушения.
    Решая вопрос о допустимости исследованных в судебном заседании письменных доказательств, суд не нашел существенных нарушений закона при рассмотрении дела и признал все исследованные доказательства допустимыми.
    Проверив представленные материалы, оценив в совокупности все собранные по делу доказательства, мировой судья пришел  к выводу, что вина Аргенбаева В.З. установлена и в его действиях содержится состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.8 ч. 1 КоАП РФ, то есть управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния. В связи с чем, оснований для прекращения производства по данному делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения не имелось.
     На указанное постановление  была  подана  апелляционная жалоба, по результатам которой Дзержинский районный суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения,  а постановление мирового судьи без изменения. 
    По итогам обобщения рассмотрения данной категории дел можно сделать вывод, что мировым судьей правильно и единообразно применяются нормы административного законодательства, дела рассматриваются своевременно, оснований для отмены не имеется.
     
                   
     
  • Обобщение по рассмотрению гражданских дел о расторжении брака за 12 месяцев 2015г. и 12 месяцев 2016г.
    Читать


  • ОБОБЩЕНИЕ ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ О ВЫНЕСЕНИИ СУДЕБНЫХ ПРИКАЗОВ ЗА ПЕРИОД С 11.01.2016 Г. ПО 31.08.2016 Г.
    Читать


  • Обобщение судебной практики по делам об административных правонарушениях по ч.1 ст. 20.25 КоАП РФ за 5 месяцев 2016 года, рассмотренных на судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга

    На судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга проведено обобщение судебной практики   по делам об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 20.25 КоАП РФ за 5 месяцев 2016 года.
    Целью настоящего обобщения является изучение практики рассмотрения административных дел по части 1 статьи 20.25   КоАП РФ   и внесение предложений по предупреждению административных правонарушений данной категории.
    Положениями части 1 статьи 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за неуплату административного штрафа в срок, предусмотренный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.
    В соответствии с частью 1 статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
    Согласно части 5 статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, по истечении шестидесяти дней со срока, указанного в части 1 данной статьи, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, направляют соответствующие материалы судебному приставу-исполнителю для взыскания суммы административного штрафа в порядке, предусмотренном федеральным законодательством. Кроме того, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, структурного подразделения или территориального органа, а также иного государственного органа, уполномоченного осуществлять производство по делам об административных правонарушениях (за исключением судебного пристава-исполнителя), составляет протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении лица, не уплатившего административный штраф.
    Из системного толкования части 1 статьи 20.25 и статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что лицо, привлеченное к административной ответственности, обязано в добровольном порядке уплатить административный штраф не позднее шестидесяти дней со дня вступления в силу постановления о наложении административного штрафа, и после истечения данного срока в случае неуплаты административного штрафа усматривается событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
    Правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, может быть совершено не только умышленно, но и по неосторожности (что встречается достаточно редко).
    Согласно п.12 ч. 5 ст.28.3 КоАП РФ  протоколы об административных правонарушениях по ч.1 ст.20.25 КоАП РФ вправе составлять должностные лица органов, вынесших постановления о наложении административных штрафов, а по делам об административных правонарушениях, рассматриваемых судьями, протоколы составляют судебные приставы-исполнители. Кроме того, дела о нарушениях по ч.1 ст.20.25 КоАП РФ  составляют должностные лица учреждений уголовно-исполнительной системы (п.5 ч.5 ст.28.3).                           
    За   5 месяцев  2016 года    всего рассмотрено   263  дела об административных правонарушениях, из них 127 дел за совершение правонарушения  по  ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, что составляет    40 % от общего количества рассмотренных административных дел.
    За 5 месяцев 2016 года дела об административных правонарушениях, предусмотренные ч.1 ст.20.25 КоАП РФ на рассмотрение по подсудности и подведомственности  не передавались.
    В наибольшем количестве протоколы об административных правонарушениях по ч.1 ст.20.25 КоАП РФ направляются на рассмотрение мировому судье из ОБ ДПС ГИБДД  МУ МВД России «Оренбургское».
    Неуплата административного штрафа в срок, предусмотренный Кодексом об административных правонарушениях, влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее одной тысячи рублей, либо административный арест на срок до пятнадцати суток, либо обязательные работы на срок до пятидесяти часов.
    Следует отметить, что в связи с отсутствие у должника постоянного места работы и источника дохода, суд применяет такой вид наказания как обязательные работы, так за 5 месяцев 2016 года обязательные работы назначены 5 лицам.
    При назначении административного наказания   суд руководствуется общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности (ч. 1 ст. 4.1. КоАП РФ). При этом суд учитывает характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.
    В указанный период дела об административных правонарушениях предусмотренных ст.20.25 ч. 1 КоАП РФ в апелляционном и надзорном порядке не обжаловались.
    На основании п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ  прекращено 3 административных дела (штрафы правонарушителями были уплачены своевременно, в установленный законом срок).
    Следует отметить, что было возвращено 5 административных протоколов в орган (должностному лицу) составившему протокол. Одним из оснований для возврата протоколов послужило то обстоятельство, что  особенностью рассмотрения  дел об административном правонарушениях, предусмотренных ч.1 ст.20.25 КоАП РФ, санкция которой  устанавливает наказание в виде административного ареста, является содержащееся в абзаце 2 ч.3 ст.25.1 КоАП РФ положение о том, что при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным. При этом, как установлено ч.4 ст. 29.6 Ко АП РФ, дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, либо административное выдворение за пределы Российской Федерации, рассматривается судьей в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела. Невыполнение данного условия препятствовало рассмотрению судом дела об административном правонарушении  по существу и явилось основанием нарушения предусмотренных ст.24.1 КоАП РФ принципов своевременности выяснения  обстоятельств  дела, разрешения его в соответствии с законом.
    Все дела рассмотрены с соблюдением  правил подсудности, т.е. по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности.   
    В правоприменительной практике при рассмотрении дел указанной категории возникают следующие  проблемы:
    Санкция данной статьи предусматривает такую меру наказания как административный арест. Частью 4 ст.29.6 КоАП РФ предусмотрено рассмотрение дел данной категории в день получения протокола.
    В соответствии со ст.29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. Местом совершения административного правонарушения, предусмотренного  ст. 20.25 КОАП РФ является  место жительства правонарушителя. Таким образом, в случае совершения  лицом правонарушения по неуплате штрафа по постановлению органа, находящегося в другом населенном пункте или регионе, протокол об административном правонарушении  передаётся судье в нарушение  п. 1 ст. 28.8 КОАП РФ, то есть не немедленно после составления протокола, а направляется по почте. Получение мировым судьёй по почте протокола, по которому предусмотрено наказание в виде административного ареста делает проблематичным  выполнение требования  ст. 29.6 КОАП РФ о рассмотрении протокола в день его получения.
    Кроме того, в протоколах не всегда указываются номер телефона  лица, привлекаемого к административной ответственности, или его место работы, письменное согласие на СМС-извещение, что вызывает сложности при вызове и извещении правонарушителя в судебное заседание.

    Выводы:     Проведенный анализ показал, что  дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч.1 ст. 20.25 КоАП РФ рассматриваются мировым  судьей, с соблюдением сроков рассмотрения дел, процессуальные нормы выполняются, по всем материалам выносятся определения о назначении дела к слушанию. Постановления мирового судьи правонарушителю вручаются своевременно.
     
    Помощник мирового судьи Яшникова О.Э.
     
  • Обобщение практики выдачи судебных приказов на судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга за 5 месяцев 2016 г.

    На судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга проведено обобщение практики выдачи судебных приказов за 5 месяцев 2016 г. Целью проведения обобщения является обобщение практики применения гражданского процессуального законодательства по рассмотрению заявлений о выдаче судебных приказов. За 5 месяцев 2016 год мировым судьей судебного участка № 7 Дзержинского района г. Оренбурга рассмотрено 194 гражданских дела, из них с удовлетворением требования 149 дел, в том числе с вынесением судебных приказов 413 дел. Наибольшее количество судебных приказов мировым судьей судебного участка № 7 Дзержинского района г. Оренбурга выдано по заявлениям о взыскании обязательных платежей и санкций в порядке КАС, о взыскании суммы по кредитным договорами договорам займа, о взыскании платы за жилую площадь, коммунальные платежи, о взыскании заработной платы.
    Судебный приказ является самостоятельным видом судебного постановления по гражданским делам, которое выносится по итогам приказного производства, представляющего собой упрощенную процедуру защиты нарушенного субъективного права в суде первой инстанции. Согласно ст. 3 ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" от 11 ноября 1998 г. и ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ рассмотрение и разрешение требований о выдаче судебного приказа отнесено к компетенции мировых судей. Глава 11 Гражданского процессуального кодекса РФ "Судебный приказ содержит нормы, определяющие правила вынесения, а также отмены судебного приказа. Закон указывает исчерпывающий перечень требований, по которым может быть выдан судебный приказ (ст. 122 ГПК): - требование основано на нотариально удостоверенной сделке; - требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме; - требование основано на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта; - заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц; - заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам; - заявлено требование о взыскании начисленных, но не выплаченных работнику заработной платы, сумм оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) иных сумм, начисленных работнику; - заявлено территориальным органом федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов требование о взыскании расходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника, или ребенка, отобранного у должника по решению суда; - заявлено требование о взыскании начисленной, но не выплаченной денежной компенсации за нарушение работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику. В приказном производстве стороны именуются взыскателем (кредитором) и должником. Инициатива возбуждения приказного производства принадлежит кредитору, реализующему право на судебную защиту нарушенного должником субъективного материального права. С таким заявлением от имени взыскателя может обратиться и его представитель при наличии у него на это полномочий, удостоверенных надлежащим образом (ст. 53, 54 ГПК). Приказное производство имеет следующие особенности: 1) стадии приказного производства имеют сокращенный срок протекания; 2) характеризуются упрощенным порядком; 3) процессуальные действия не протоколируются; 4) в приказном производстве отсутствуют стадии, характерные для других видов гражданского судопроизводства: подготовка дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство; стадия пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам; 5) приказное производство характеризуется специфической стадией - стадией отмены судебного приказа, вынесенного мировым судьей. Судебный приказ как судебный акт, разрешающий дело по существу, является аналогом судебного решения по делам приказного производства, в связи, с чем он обладает свойствами судебного решения. Существенным признаком судебного приказа, отличающим его от иных судебных актов, является то, что судебный приказ одновременно является и исполнительным документом. В связи с этим для принудительного исполнения судебного приказа не требуется выдачи исполнительного листа, как в случае с иными судебными постановлениями. При принятии заявления о выдаче судебного приказа к производству мировой судья проверяет, соответствует ли оно требованиям, предусмотренным ст.124 ГПК РФ и относится ли заявленное взыскателем требование к требованиям, по которым выдается судебный приказ. Если оно не соответствует требованиям ст.124 ГПК РФ и заявленное требование не предусмотрено ст.122 ГПК РФ, то мировой судья в течение трех дней выносит определение об отказе в принятии заявления о выдаче судебного приказа.
    Наибольшее количество судебных приказов, вынесенных мировым судьей - приказы о взыскании обязательных платежей  и санкций в порядке КАС. Их количество составляет 177. Большая доля судебных приказов - это приказы о взыскании задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг, их количество - 91.
    Анализ гражданских дел о выдаче мировым судьей судебных приказов за 5 месяцев 2016 год показал, что в целом поданные заявления, соответствуют форме и содержанию, указанных в ст. 124 ГПК РФ. При подаче заявления о выдаче судебного приказа заявителем была уплачена государственная пошлина в размере 50% от ставки, установленной для исковых заявлений, но с учетом льгот, установленных в ст. 336.36 НК РФ, согласно которой, при подаче заявления о выдаче судебного приказа от уплаты государственной пошлины освобождаются: - заявители по требованиям о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, - налоговые органы по требованиям о взыскании с граждан недоимок по налогам, - заявители по требованиям о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы. Вопрос о подсудности заявлений о выдаче судебных приказов разрешен в ст.ст. 28, 123 ГПК РФ, где определено, что указанные заявления подаются по месту жительства ответчика (должника). Все заявления о выдаче судебных приказов поступили мировому судье с соблюдением правил подсудности. В соответствии со ст.126 Гражданского процессуального кодекса РФ судебный приказ выносится в течение пяти дней. Данное требование мировым судьей соблюдается, все судебные приказы были вынесены в установленный законом срок.
    В соответствии со ст.128 ГПК РФ должник имеет право в течение десяти дней, со дня получения копии судебного приказа, направить возражение в суд относительно его исполнения. За 5 месяцев 2016 г. поступило 9 заявлений от граждан об отмене судебного приказа. Дальнейшее движение приказного производства исключается. Получив такие возражения, мировой судья выносит определение об отмене судебного приказа независимо от мотивов возражения, где также разъясняется взыскателю о его праве предъявить соответствующие требования в порядке искового производства. Этим определением заканчивается приказное производство. Копии определения об отмене судебного приказа направляются сторонам не позднее трех дней после дня его вынесения. На определение мирового судьи по этому вопросу может быть принесена частная жалоба в суд апелляционной инстанции. По изученным делам ни одно определение об отмене судебного приказа не было обжаловано взыскателем.
    По всем делам копия судебного приказа направлена должнику заказным письмом с уведомлением, с разъяснениями права о предоставлении возражений относительно его исполнения в течение десяти дней со дня получения приказа.
    Заключительной стадией приказного производства является выдача судебного приказа на руки взыскателю, либо направление его, по просьбе взыскателя, на исполнение в службу судебных приставов, после того как он вступит в законную силу. Таким образом, результаты обобщения правоприменительной практики показывают, что приказное производство очень распространенная форма защиты нарушенного права. Оно более доступно, ускоряет и упрощает судопроизводство.
     
    Помощник мирового судьи Яшникова О.Э.
  • Справка по качеству и срокам рассмотрения уголовных, гражданских, административных дел на судебном участке № 7 Дзержинского района г. Оренбурга за 5 месяцев 2016г.

    На судебном участке  № 7  Дзержинского района г. Оренбурга за 5 месяцев 2016  года рассмотрено:
    уголовных  дел – 21,
    гражданских  дел – 641, из них судебных приказов в количестве 413,
    административных дел – 263.
    Все  уголовные,  гражданские дела, дела об административных правонарушениях за 5 месяцев 2016 года рассмотрены в предусмотренные законом сроки.
    За 5 месяцев 2016г. мировым судьей судебного участка № 7 Дзержинского района г.Оренбурга назначалось 10 судебных экспертиз по гражданским делам, их которых автотехнических - 8, товароведческих - 2.
    Мировым судьей назначаются автотехнические экспертизы по гражданским делам по искам к страховым компаниям о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП, по ходатайству представителя ответчика для определения размера среднерыночной стоимости восстановительного ремонта автомобиля и величины утраты товарной стоимости автомобиля, а  также по иску к жилищно-управляющей компании о возмещении ущерба, причиненного в результате схода снега с крыши дома.
     За 5 месяцев 2016 года в Дзержинском  районном суде  г. Оренбурга в апелляционном порядке обжаловались:
    4 гражданских дела,  из которых без изменения – 2, находится на рассмотрении – 2;
    10 административных  дел, из которых без изменений  - 5, изменены частично в части вынесения наказания – 4, находится на рассмотрении – 1.
     
     
    Помощник мирового судьи Яшникова О.Э.
     
  • Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда

    Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение вопросов, поступивших из судов общей юрисдикции, а также обобщение отдельных материалов судебной практики, связанных с применением законодательства о возмещении вреда жизни и здоровью военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы (далее - военнослужащие и приравненные к ним лица).
    Согласно части 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
    Лица, несущие военную службу, службу в органах внутренних дел, службу в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, Государственную противопожарную службу, службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (далее - служба), выполняют поставленные перед ними задачи в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья. Для реализации государственных гарантий в области оказания социальной помощи указанной категории граждан законодателем сформировано отдельное целевое направление государственной политики, предусматривающее их материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда здоровью при прохождении ими службы, а в случае причинения вреда их жизни - членам семьи военнослужащих и приравненных к ним лиц.
    Конституционная обязанность государства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в связи с исполнением ими служебных обязанностей, осуществляется в различных правовых формах:
    - осуществление страховых выплат по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц;
    - выплата единовременного пособия;
    - выплата ежемесячных денежных компенсаций.
    Кроме того, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в органах внутренних дел и других соответствующих обязанностей, осуществляется в порядке гражданско-правовой ответственности, включая компенсацию морального вреда (глава 59 Гражданского кодекса Российской Федерации).
    Как следует из представленных на изучение материалов судебной практики, судами в основном рассматривались дела по искам военнослужащих и приравненных к ним лиц, членов семьи погибших (умерших) военнослужащих к страховым организациям, являющимся страховщиками по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, о взыскании страховой суммы; об оспаривании размера выплаченной страховой суммы; о взыскании неустойки (штрафа) за необоснованную задержку в выплате страховой суммы; о перерасчете страховой суммы; о взыскании единовременного пособия; об оспаривании размера единовременного пособия. Судами также рассматривались споры по искам военнослужащих и приравненных к ним лиц, членов семей погибших (умерших) военнослужащих к Министерству обороны Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации, военным комиссариатам, учреждениям социальной защиты субъектов Российской Федерации, иным уполномоченным органам о признании права на получение единовременного пособия; о взыскании единовременного пособия; об оспаривании размера единовременного пособия; о взыскании ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью; о взыскании ежемесячной денежной компенсации в связи с гибелью (смертью) военнослужащих и приравненных к ним лиц; об индексации ежемесячной денежной компенсации; о перерасчете ежемесячной денежной компенсации и другие споры, связанные с возмещением вреда, причиненного жизни и здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц.
    Указанные дела разрешаются судами в порядке искового производства.
    При рассмотрении дел, связанных с возмещением вреда жизни и здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, суды руководствовались:
    - Конституцией Российской Федерации;
    - Гражданским кодексом Российской Федерации;
    - Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации";
    - Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы", вступившим в силу с 1 июля 1998 г. (далее также - Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ);
    - Федеральным законом от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", вступившим в силу с 1 января 1998 г.;
    - Федеральным законом от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", вступившим в силу с 1 января 2012 г.;
    - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-I "О милиции", вступившим в силу с 18 апреля 1991 г. и утратившим силу с 1 марта 2011 г.;
    - Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции", вступившим в силу с 1 марта 2011 г.;
    - Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", вступившим в силу с 1 января 2012 г.;
    - Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", вступившим в силу с 1 января 2012 г.;
    - Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", вступившим в силу с 1 января 2013 г.;
    - постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 2014 г. N 169 "Об утверждении типового договора обязательного государственного страхования, осуществляемого в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы";
    - постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2011 г. N 878 "Об установлении окладов месячного денежного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации";
    - постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 г. N 142 "О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат";
    - приказом МВД России от 15 октября 1999 г. N 805 "Об утверждении Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких", действовавшим до 26 августа 2012 г.;
    - приказом МВД России от 18 июня 2012 г. N 590 "Об утверждении Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам";
    - приказом Министра обороны Российской Федерации от 6 мая 2012 г. N 1100 "О Порядке выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат";
    - другими нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и ведомств, принятыми во исполнение указанных выше законов.
    В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением законодательства о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц, Верховным Судом Российской Федерации на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации, статей 2, 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" определены следующие правовые позиции.
    Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы
    1. При определении надлежащего ответчика по иску застрахованного лица о взыскании страховой суммы на основании Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ необходимо исходить из положений статьи 5 данного федерального закона и условий государственного контракта обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, определяющих застрахованных лиц и страховые случаи.
    С. обратился в суд с иском к страховой компании "Мегарусс-Д" о взыскании страховой выплаты в размере 500 000 рублей в возмещение вреда, причиненного здоровью, и штрафа за несвоевременную выплату страховой суммы на основании Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    В обоснование иска С. ссылался на то, что 28 ноября 2011 г. он был уволен со службы из органов внутренних дел Российской Федерации по пункту "ж" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I (по болезни). 20 марта 2012 г. ему установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период службы. Поскольку инвалидность С. как застрахованному лицу была установлена до истечения года после увольнения со службы вследствие указанного заболевания, он согласно Федеральному закону от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) имеет право на получение страховой выплаты в возмещение вреда, причиненного здоровью, по наступившему страховому случаю, размер которой составляет 500 000 рублей. 3 декабря 2012 г. С. обратился в адрес страховой компании "Мегарусс-Д" с заявлением о выплате страховой суммы с приложением необходимых документов, но получил отказ со ссылкой на отсутствие договорных отношений с Главным управлением внутренних дел по Краснодарскому краю на момент наступления страхового случая. Посчитав, что данный отказ является незаконным, поскольку государственный контракт от 4 марта 2011 г. содержал условия о том, что страховая компания отвечает по страховым случаям, возникшим не только в период действия контракта, но и в течение одного года после увольнения со службы в случае установления инвалидности застрахованному лицу, С. обратился в суд.
    Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования С. к страховой компании "Мегарусс-Д", суд первой инстанции исходил из того, что С. была установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период службы, до истечения одного года со дня увольнения, в связи с чем он имеет право на страховую выплату в размере, предусмотренном пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, действовавшей на момент наступления страхового случая). Данная норма установила фиксированные страховые выплаты, распространяющиеся на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 г., в частности размер страховой выплаты инвалидам III группы - 500 000 рублей.
    Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска С., суд апелляционной инстанции исходил из того, что действие государственного контракта, заключенного Главным управлением внутренних дел по Краснодарскому краю со страховой компанией "Мегарусс-Д", прекращено 31 декабря 2011 г., а страховой случай (установление истцу инвалидности) имел место 20 марта 2012 г., то есть в период действия государственного контракта, заключенного на 2012 год между МВД России и страховой компанией "ВТБ Страхование". В связи с этим суд апелляционной инстанции указал, что заявленные требования о взыскании страховой суммы в размере 500 000 рублей могут быть предъявлены к страховой компании "ВТБ Страхование".
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном толковании и применении норм материального права.
    В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) страховые суммы выплачиваются при наступлении страховых случаев, в частности при установлении застрахованному лицу инвалидности в период прохождения службы или до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения службы (инвалиду III группы - 500 000 рублей).
    Согласно пунктам 2.2, 3.1, 3.1.2 государственного контракта обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, содержащихся за счет средств федерального бюджета, заключенного 4 марта 2011 г. между Главным управлением внутренних дел по Краснодарскому краю и страховой компанией "Мегарусс-Д", к страховым случаям при осуществлении обязательного государственного страхования, по которым страховая компания "Мегарусс-Д" производит страховые выплаты, относятся в том числе случаи установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    С учетом подлежащих применению норм статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ и условий государственного контракта от 4 марта 2011 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что, определяя надлежащего ответчика по иску С. о взыскании суммы страхового возмещения, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что страховой случай наступил с истцом 20 марта 2012 г., то есть до истечения одного года после увольнения истца со службы, следовательно, на С. распространяется действие государственного контракта от 4 марта 2011 г., заключенного между Главным управлением внутренних дел по Краснодарскому краю и страховой компанией "Мегарусс-Д", которым предусмотрена выплата страхового возмещения при установлении застрахованному лицу инвалидности в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы.
    Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции правильно применил нормы материального права к спорным отношениям, на основании чего пришел к обоснованному выводу о взыскании суммы страхового возмещения в размере 500 000 рублей со страховой компании "Мегарусс-Д".
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение суда апелляционной инстанции и оставила в силе решение суда первой инстанции.
    (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2014 г. N 18-КГ14-120; аналогичная правовая позиция содержится в определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 сентября 2014 г. N 16-КГ14-18, от 1 декабря 2014 г. N 16-КГ14-29, от 26 января 2015 г. N 18-КГ14-181)
    2. Супруга, состоявшая на день смерти застрахованного лица в зарегистрированном браке с ним, и несовершеннолетние дети застрахованного лица являются выгодобретателями по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц в случае смерти застрахованного лица до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы.
    Вдова военнослужащего по призыву О., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетних П. и С., обратилась в суд с иском к страховой компании "МАКС" о взыскании страховой суммы в размере 2 000 000 рублей на основании абзаца первого пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ.
    При разрешении спора судом установлено, что муж истца А. проходил военную службу по призыву в 2010 - 2011 годах. А. уволен с военной службы 7 июля 2011 г., 8 февраля 2012 г. ему установлена инвалидность III группы по общему заболеванию, а 26 сентября 2012 г. группа инвалидности изменена на II группу. Заключением военно-врачебной комиссии от 10 октября 2012 г. А. признан инвалидом I группы в связи с заболеванием, полученным в период прохождения военной службы. 30 октября 2012 г. он умер.
    Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования О. о взыскании страховой суммы, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховой случай в отношении А. наступил 8 февраля 2012 г. (установлена III группа инвалидности), т.е. до истечения одного года после его увольнения из Вооруженных Сил Российской Федерации, в связи с чем члены его семьи имеют право на получение страховой суммы.
    Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований О., суд апелляционной инстанции указал на то, что данный вывод основан на неправильном толковании норм материального права по следующим основаниям.
    В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ к страховым случаям при осуществлении обязательного государственного страхования, в частности, относятся:
    - смерть застрахованного лица до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов;
    - установление застрахованному лицу инвалидности до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    В случае смерти застрахованного лица до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, выгодоприобретателям выплачивается страховая сумма в размере 2 000 000 рублей в равных долях (абзац первый пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ).
    В соответствии с пунктом 3 статьи 2 названного закона выгодоприобретателями по обязательному государственному страхованию являются застрахованные лица, а в случае гибели (смерти) застрахованного лица, в частности, супруга (супруг), состоявшая (состоявший) на день гибели (смерти) застрахованного лица в зарегистрированном браке с ним и несовершеннолетние дети застрахованного лица.
    Как установлено судом первой инстанции, смерть А. (страховой случай) наступила 30 октября 2012 г., т.е. по истечении одного года после увольнения его с военной службы (7 июля 2011 г.), ввиду чего суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что при таких обстоятельствах смерть уволенного с военной службы А. в силу положений статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ не является страховым случаем, а потому у О. и несовершеннолетних детей П. и С. отсутствует право на получение страховой суммы как у выгодоприобретателей.
    Установление застрахованному лицу (А.) инвалидности до истечения одного года после увольнения с военной службы не дает оснований с учетом положений пункта 3 статьи 2 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ для признания членов его семьи выгодоприобретателями по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих.
    (По материалам судебной практики Калининградского областного суда)
    3. По страховому случаю, наступившему до 1 января 2012 г., страховая сумма, выплачиваемая застрахованному лицу в соответствии с положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, исчисляется исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и оклада месячного денежного содержания застрахованного лица, установленного ему на дату наступления страхового случая.
    Г., проходивший службу в органах внутренних дел, обратился в суд с иском к страховой компании "МАКС" о взыскании страховой выплаты в связи с причинением вреда здоровью и штрафа, предусмотренных Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, ссылаясь на то, что страховая выплата произведена ему в меньшем размере, чем предусмотрено законом, поскольку исчислена ответчиком без учета новых окладов месячного денежного содержания сотрудников органов внутренних дел, введенных с 1 января 2012 г.
    Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, иск удовлетворен частично. Со страховой компании "МАКС" в пользу Г. взыскана недоплаченная страховая сумма в размере 1 323 900 рублей. В удовлетворении остальной части иска отказано.
    Судом установлено, что Г. проходил службу в органах внутренних дел. Приказом от 19 августа 2011 г. он был уволен с 22 августа 2011 г. из органов внутренних дел по пункту "е" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по сокращению штатов).
    15 ноября 2011 г. Г. был освидетельствован в ФГУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Орловской области" и ему была установлена II группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период военной службы.
    Для выплаты страховой суммы в феврале 2012 года в адрес страховой компании "МАКС" Г. были направлены необходимые документы.
    19 марта 2012 г. на банковский счет Г. страховой компанией "МАКС" перечислена страховая сумма в размере 426 100 рублей, исчисленная из 50 окладов его месячного денежного содержания.
    Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Г. в части взыскания со страховой компании "МАКС" в его пользу недоплаченной страховой суммы, суд исходил из того, что при определении размера страховой выплаты подлежат применению нормы Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действовавшей до 1 января 2012 г., то есть на дату наступления страхового случая с истцом - 15 ноября 2011 г.
    Исходя из данной редакции закона суд указал, что при исчислении страховой суммы следует учитывать оклады, установленные на день выплаты страховой суммы. Поскольку обращение Г. в страховую компанию за выплатой страхового возмещения имело место после 1 января 2012 г., суд исчислил страховую сумму с учетом окладов, размер которых был установлен для сотрудников органов внутренних дел с 1 января 2012 г. постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2011 г. N 878 "Об установлении окладов месячного денежного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации" и взыскал недоплаченную ответчиком сумму.
    Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм материального права, указав следующее.
    Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    В соответствии с абзацем третьим статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ) одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    Положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), действовавшими до 1 января 2012 г., предусматривалось, что размер страховых сумм, выплачиваемых застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, определяется исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и месячного оклада военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания военнослужащего или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица.
    Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" были внесены изменения в приведенные выше положения пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2012 г. (статья 12 данного закона).
    Согласно этим изменениям страховые суммы, выплачиваемые застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, установлены в фиксированном размере в зависимости от установленной застрахованному лицу группы инвалидности (редакция Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    Из содержания приведенных норм следует, что положения статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные страховые выплаты, распространяются на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 г.
    В связи с тем, что Г. II группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период военной службы, была установлена 15 ноября 2011 г. (данная дата является и датой наступления страхового случая), то по страховому случаю, наступившему до 1 января 2012 г., для определения размера страховой суммы необходимо руководствоваться положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ, в силу которых размер страховой суммы исчисляется из окладов месячного денежного содержания застрахованного лица. Ответчиком - страховой компанией "МАКС" размер подлежащей выплате Г. страховой суммы был исчислен исходя из 50 окладов его месячного денежного содержания, установленных сотрудникам органов внутренних дел до 1 января 2012 г., то есть с учетом подлежащих применению норм материального права.
    При этом правовых оснований для применения новых окладов денежного содержания, установленных с 1 января 2012 г. постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2011 г. N 878 "Об установлении окладов месячного денежного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации" для действующих сотрудников органов внутренних дел, при исчислении размера страхового возмещения Г. у суда не имелось. Новые оклады денежного содержания применяются в силу пункта 3 названного постановления только в отношении сотрудников, проходящих по состоянию на 1 января 2012 г. службу в органах внутренних дел. Г. был уволен со службы 22 августа 2011 г.
    С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления Судебной коллегией признаны незаконными и отменены, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Г.
    (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2014 г. N 37-КГ14-6; аналогичная правовая позиция содержится в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 июля 2015 г. N 22-КГ15-3)
    4. Размер страховой суммы, подлежащей выплате застрахованному лицу по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, определяется в соответствии с положениями статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действующей на момент наступления страхового случая.
    Д., проходившая службу в государственной противопожарной службе ГУ МЧС России по Курской области, обратилась в суд с иском к страховой компании "Чрезвычайная страховая компания" о взыскании недополученной страховой выплаты.
    В обоснование иска истец указала, что 31 декабря 2011 г. она была уволена со службы по пункту "б" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по достижении предельного возраста). 23 ноября 2012 г. (то есть до истечения одного года со дня увольнения) ей установлена III группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным в период прохождения военной службы.
    26 декабря 2012 г. Д. обратилась в страховую компанию "Чрезвычайная страховая компания" с заявлением и приложенными к нему документами о выплате ей страхового возмещения на основании государственного контракта обязательного страхования жизни и здоровья военнослужащих спасательных воинских формирований, граждан, призванных на военные сборы, сотрудников Федеральной противопожарной службы, в том числе договорных подразделений Федеральной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, заключенного 11 января 2011 г. между МЧС России и страховой компанией "Чрезвычайная страховая компания".
    17 января 2013 г. страховой компанией была произведена выплата страховой суммы по обязательному государственному страхованию в размере 199 700 рублей из расчета 25 месячных окладов на момент увольнения Д.
    Не согласившись с размером страховой суммы и посчитав, что в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в новой редакции страховое возмещение должно быть выплачено в твердой денежной сумме в размере 500 000 рублей, Д. обратилась в суд.
    Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Д., суд первой инстанции исходил из того, что государственным контрактом от 11 января 2011 г., вступившим в силу с момента его подписания и действующим до 31 декабря 2011 г. включительно (пункт 14.1 контракта), выплата страховых сумм при наступлении страхового случая инвалидам III группы была установлена в размере 25 окладов денежного содержания застрахованного лица. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что страховая компания правомерно произвела страховую выплату Д. в размере 199 700 рублей, соответствующем 25 окладам ее денежного содержания, и отказал во взыскании недоплаченной страховой выплаты в размере 300 300 рублей.
    Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций основанными на неправильном толковании норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, по следующим мотивам.
    Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    В соответствии с абзацем третьим статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ) одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    Положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), действовавшими до 1 января 2012 г., предусматривалось, что размер страховых сумм, выплачиваемых застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, определяется исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и месячного оклада военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица, в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания военнослужащего или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица.
    Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" были внесены изменения в приведенные выше положения пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2012 г. (статья 12 данного закона).
    Согласно этим изменениям страховые суммы, выплачиваемые застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, установлены в фиксированном размере в зависимости от установленной застрахованному лицу группы инвалидности (редакция Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    Из содержания приведенных норм следует, что положения статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные страховые выплаты, распространяются на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 г.
    В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
    Поскольку Д. 23 ноября 2012 г. была установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период военной службы, до истечения одного года со дня увольнения, то она имеет право на страховую выплату в размере, предусмотренном пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действовавшей на момент наступления страхового случая - 23 ноября 2012 г. (в данном случае в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ), которая установила фиксированные страховые выплаты, распространяющиеся на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 г.
    С учетом изложенного Судебная коллегия признала вывод суда о том, что при расчете размера страховой выплаты следует руководствоваться нормами закона, действующего на момент увольнения Д. со службы (а не нормами закона, действующего на момент наступления страхового случая), и, следовательно, периодом действия государственного контракта от 11 января 2011 г., заключенного между МЧС России и страховой компанией "Чрезвычайная страховая компания", которым страховая сумма инвалидам III группы была установлена в размере 25 окладов денежного содержания и который действовал до 31 декабря 2011 г. включительно, основанным на неправильном толковании и применении статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ и статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации".
    Решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, Судебной коллегией признаны незаконными и отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
    (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2014 г. N 39-КГ14-1; аналогичная правовая позиция содержится в определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2014 г. N 18-КГ14-113, от 26 января 2015 г. N 18-КГ14-181, от 29 июня 2015 г. N 73-КГ15-7)
    5. Повышение группы инвалидности застрахованному лицу в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья или заболевания, полученного в период прохождения службы, является основанием для увеличения страхового возмещения на сумму, составляющую разницу между страховой суммой, причитающейся по вновь установленной группе инвалидности, и страховой суммой, причитающейся по прежней группе инвалидности.
    Г., являясь бывшим сотрудником органов внутренних дел, обратилась в суд с иском к Межмуниципальному отделу МВД России, страховой компании "МАКС", страховой компании "ВТБ Страхование" о взыскании страхового возмещения и другими требованиями.
    В обоснование заявленных требований Г. указала, что проходила службу в органах внутренних дел Российской Федерации. 5 декабря 2011 г. истец уволена с занимаемой должности по пункту "з" части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации по ограниченному состоянию здоровья. 22 декабря 2011 г. Г. установлена III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период прохождения службы. В связи с наступлением у Г. страхового случая (установление III группы инвалидности) страховая копания "МАКС" по ее заявлению перечислила Г. как лицу, застрахованному в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, страховое возмещение в размере 164 050 рублей, соответствующее 25 окладам денежного содержания Г. как сотрудника органов внутренних дел на день наступления страхового случая. 12 ноября 2012 г. после повторного освидетельствования истцу установлена II группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период службы. Поскольку II группа инвалидности была установлена Г. до истечения одного года после увольнения со службы, ею в установленном законом порядке в страховые компании "ВТБ Страхование" и ЗАО "МАКС" было подано заявление о выплате страхового возмещения в размере 1 000 000 рублей за вычетом 164 050 рублей, уже выплаченных ей страховой компанией "МАКС" в связи с установлением III группы инвалидности. Страховые компании отказались выплачивать Г. страховое возмещение по обязательному государственному страхованию в связи с повышением группы инвалидности, после чего она обратилась в суд с указанным иском.
    Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что надлежащим ответчиком по данному спору является страховая компания "МАКС".
    Определяя размер страхового возмещения, подлежащего выплате Г. в связи с повышением ей группы инвалидности 12 ноября 2012 г., суд первой инстанции руководствовался законодательством, действующим с 1 января 2012 г., а именно частью 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, устанавливающей размер страхового возмещения инвалиду II группы в размере 1 000 000 рублей.
    Учитывая, что страховое возмещение в размере 164 050 рублей (или 25 окладов денежного содержания истца как сотрудника органов внутренних дел) уже было выплачено Г. в связи с установлением ей 22 декабря 2011 г. III группы инвалидности, суд взыскал со страховой компании "МАКС" в пользу истца разницу между предусмотренной законом суммой (1 000 000 рублей) и фактически выплаченными ей после установления III группы инвалидности денежными средствами (164 050 рублей), составившую 835 950 рублей.
    Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции в части взыскания со страховой компании "МАКС" в пользу Г. страхового возмещения в размере 835 950 рублей и отменил решение суда в указанной части.
    Принимая новое решение по делу в части требований Г. о взыскании в пользу истца страхового возмещения в связи с повышением ей группы инвалидности, суд апелляционной инстанции исходил из того, что при разрешении данного спора следует применять нормы материального права, регулирующие спорные отношения сторон на дату увольнения истца со службы в органах внутренних дел - 5 декабря 2011 г., а именно часть 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ, устанавливавшую инвалидам II группы сумму страхового возмещения в размере 50 окладов денежного содержания сотрудников органов внутренних дел.
    В связи с этим суд апелляционной инстанции взыскал со страховой компании "МАКС" в пользу Г. страховое возмещение в размере 164 050 рублей, составляющем разницу между количеством окладов, причитающихся по вновь установленной II группе инвалидности (50 окладов), и количеством окладов, причитавшихся по прежней III группе инвалидности и уже выплаченных истцу страховой компанией (25 окладов).
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном толковании норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, в связи со следующим.
    В соответствии с абзацем третьим статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ) одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    В силу положений пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), действовавших до 1 января 2012 г., размер страховых сумм, выплачиваемых застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, определялся исходя из установленной застрахованному лицу группы инвалидности и месячного оклада военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания военнослужащего или приравненного к нему в обязательном государственном страховании лица.
    Пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), в частности, предусматривалось, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения службы, страховые суммы выплачиваются в размере: инвалиду I группы - 75 окладов; инвалиду II группы - 50 окладов; инвалиду III группы - 25 окладов. Если в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы застрахованному лицу при переосвидетельствовании в федеральном учреждении медико-социальной экспертизы вследствие указанных в названном пункте причин (увечья или заболевания, полученных в период службы) повышалась группа инвалидности, размер страховой суммы увеличивался на сумму, составляющую разницу между количеством окладов, причитающихся по вновь установленной группе инвалидности, и количеством окладов, причитающихся по прежней группе инвалидности.
    Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" были внесены изменения в приведенные выше положения пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2012 г.
    Согласно этим изменениям страховые суммы, выплачиваемые застрахованному лицу при наступлении страховых случаев, определены в фиксированном размере в зависимости от установленной застрахованному лицу группы инвалидности.
    В частности, пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, действующей с 1 января 2012 г.) предусмотрено, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения службы, страховые суммы выплачиваются в следующих размерах: инвалиду I группы - 1 500 000 рублей; инвалиду II группы - 1000 000 рублей; инвалиду III группы - 500 000 рублей.
    Вместе с тем при законодательном изменении размеров страховых выплат, предусмотренных пунктом 2 статьи 5 названного федерального закона, было сохранено положение этого пункта о том, что при повышении группы инвалидности застрахованному лицу в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы вследствие увечья или заболевания, полученного в период прохождения службы, размер страховой суммы увеличивается на сумму, составляющую разницу между страховой суммой, причитающейся по вновь установленной группе инвалидности, и страховой суммой, причитающейся по прежней группе инвалидности.
    В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
    Страховой случай у Г. (установление ей III группы инвалидности 22 декабря 2001 г.) произошел до 1 января 2012 г. в период действия пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ. Следовательно, страховая компания "МАКС" правомерно выплатила ей страховое возмещение в размере 164 050 рублей, соответствующем 25 окладам ее денежного содержания как сотрудника органов внутренних дел на день наступления страхового случая.
    С учетом того, что до истечения одного года со дня увольнения со службы установленная Г. III группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период прохождения службы, после повторного освидетельствования 12 ноября 2012 г. была повышена до II группы инвалидности, у Г. в силу приведенных выше положений закона возникло право на увеличение страхового возмещения на сумму, составляющую разницу между страховой суммой, причитающейся по вновь установленной группе инвалидности, и страховой суммой, причитающейся по прежней группе инвалидности.
    При этом, поскольку повышение Г. группы инвалидности имело место 12 ноября 2012 г., после изменения с 1 января 2012 г. правового регулирования размера сумм страховых выплат, то при определении размера полагающейся Г. в связи с повышением группы инвалидности страховой суммы, составляющей указанную выше разницу, подлежат применению нормы Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ, пунктом 2 статьи 5 которого установлен фиксированный размер страховой суммы в зависимости от группы инвалидности.
    Таким образом, с учетом подлежащих применению норм материального права причитающееся истцу страховое возмещение следует исчислять из разницы между фиксированными страховыми суммами по II и III группам инвалидности.
    Вывод же суда апелляционной инстанции о том, что при определении размера страховой выплаты в связи с повышением группы инвалидности следует руководствоваться нормами закона, действовавшего на момент увольнения со службы Г., а не нормами закона, действовавшего на момент установления истцу II группы инвалидности, основан на неправильном толковании и применении статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ.
    В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение апелляционной инстанции и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
    (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 2015 г. N 16-КГ15-3)
    6. Отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц урегулированы специальным законом - Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, поэтому положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" к таким отношениям не применяются.
    М., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ш., обратилась в суд с иском к страховой компании "Росгосстрах" о взыскании страховой суммы, штрафа за необоснованную задержку страховой выплаты, процентов за пользование денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
    В обоснование заявленных требований М. указала на то, что с 6 января 1996 г. состояла в браке с А., 19 мая 1998 г. у них родилась дочь Ш. Супруг М. - А. с 5 декабря 1991 г. проходил военную службу по контракту. 27 июля 2009 г. А. умер. Приказом начальника Краснодарского высшего военного авиационного училища летчиков (военного института) от 7 августа 2009 г. А. исключен с 28 июля 2009 г. из списков личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации в связи со смертью. М. полагала, что в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действовавшей на момент наступления страхового случая, ей и ее несовершеннолетней дочери Ш. полагается страховая выплата в размере 25 окладов каждой. 5 марта 2010 г. страховая компания "Росгосстрах" отказала М. в выплате страховой суммы, указав на необходимость представить решение суда об отсутствии причинной связи смертью военнослужащего А. и нахождением его в состоянии алкогольного опьянения. Считая отказ ответчика в выплате страховой суммы незаконным, М. обратилась в суд.
    Судом установлено, что исходя из приказа начальника высшего военного авиационного училища летчиков от 7 августа 2009 г. А. умер от травмы головного мозга преднамеренного самоповреждения, полученного путем выстрела из ручного огнестрельного оружия. Смерть А. наступила в период прохождения им военной службы и не связана с исполнением обязанностей военной службы.
    Постановлением следователя военного следственного отдела по гарнизону от 30 октября 2009 г. отказано в возбуждении уголовного дела по факту доведения до самоубийства военнослужащего А. за отсутствием состава преступления.
    Между Министерством обороны Российской Федерации и страховой компанией "Росгосстрах" был заключен государственный контракт от 30 декабря 2008 г. на 2009 год по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы.
    27 февраля 2010 г. командование войсковой части со всеми необходимыми документами обратилось в страховую компанию "Росгосстрах" по вопросу выплаты страховой суммы М. и ее дочери Ш., посчитав, что смерть А. является страховым случаем.
    Разрешая спор и удовлетворяя иск М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ш., к страховой компании "Росгосстрах" о взыскании страховой суммы, штрафа за необоснованную задержку страховой выплаты, процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, суд с учетом представленных по делу доказательств, установив отсутствие причинно-следственной связи между смертью А. и его нахождением в состоянии алкогольного опьянения, пришел к выводу о том, что правовых оснований у страховой компании "Росгосстрах" для отказа М. и ее дочери в выплате страховой суммы вследствие смерти застрахованного лица в период прохождения военной службы не имелось, в связи с чем на основании статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент наступления страхового случая) взыскал с ответчика страховую сумму в размере 1 325 000 рублей.
    Кроме того, суд, руководствуясь положениями пункта 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, указал на то, что со страховой компании "Росгосстрах" подлежит взысканию штраф за необоснованную задержку страховой выплаты с 10 марта 2010 г. по 21 декабря 2013 г., определив его в размере 1 325 000 рублей.
    Также суд, ссылаясь на положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о взыскании со страховой компании "Росгосстрах" процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки страховой компанией "Росгосстрах" осуществления страховой выплаты истцу в результате смерти застрахованного лица - ее супруга А. в период прохождения им военной службы в сумме 218 625 рублей.
    Учитывая, что страховой компанией "Росгосстрах" в добровольном порядке не были удовлетворены требования М. о выплате страховой суммы, суд, руководствуясь пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", взыскал со страховой компании "Росгосстрах" в пользу М. штраф в размере 1 434 312 рублей 50 копеек.
    Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки их уплаты, штрафа за необоснованную задержку страховой выплаты и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя основанными на неправильном толковании норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям.
    Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц определены Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ).
    В соответствии с абзацем третьим статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ) одним из страховых случаев при осуществлении обязательного государственного страхования является гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
    Положениями пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 г. N 86-ФЗ), действовавшими до 1 января 2012 г., предусматривалось, что страховые суммы выплачиваются в случае гибели (смерти) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов, - 25 окладов каждому выгодоприобретателю.
    Согласно пункту 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ выплата страховых сумм производится страховщиком в 15-дневный срок со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате. В случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере 1 процента страховой суммы за каждый день просрочки.
    Таким образом, из приведенных нормативных положений следует, что отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих в части мер ответственности, применяемых к страховщику, урегулированы специальным законом - Федеральным законом от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, поэтому положения статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" не подлежат применению к спорным отношениям.
    В силу пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.
    Между тем в данном случае спорные правоотношения по обязательному государственному страхованию между М., ее дочерью Ш. (членами семьи военнослужащего) и страховой компанией "Росгосстрах" в связи с наступлением страхового случая (смерть застрахованного лица - военнослужащего А.) возникли в силу Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта от 30 декабря 2008 г. на 2009 год, а не в силу гражданско-правового договора, в связи с чем взыскание судом со страховой компании "Росгосстрах" процентов за пользование чужими денежными в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно.
    Что касается применения к спорным отношениям положений пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" о взыскании с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штрафа в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, то суд не принял во внимание, что отношения по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, в том числе в части мер ответственности страховщика, урегулированы специальным законодательством, поэтому нормы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" на них не распространяются.
    Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", данный закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг). Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
    Правоотношения по обязательному государственному страхованию между истцом М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ш., и ответчиком страховой компанией "Росгосстрах" возникли в силу Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ и заключенного во исполнение данного закона государственного контракта, а не в силу договора между истцом и ответчиком.
    Выгодоприобретателем в правоотношениях по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и иных приравненных к ним лиц на основании Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ выступает специальный субъект - лицо, застрахованное в порядке обязательного государственного страхования жизни и здоровья, а в случае гибели (смерти) застрахованного лица - указанные в пункте 3 статьи 2 названного федерального закона лица (в частности, супруга, несовершеннолетние дети застрахованного лица), в связи с чем данные правоотношения не являются правоотношениями, возникающими между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть частноправовыми, а носят публично-правовой характер, следовательно, положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" на указанных лиц как на специальных субъектов не распространяются.
    Кроме того, суд первой инстанции, исходя из вывода о том, что страховщик допустил нарушение сроков выплаты страхового возмещения, установленных пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, удовлетворил требования истца о взыскании предусмотренного данной нормой штрафа за необоснованную задержку выплаты страховых сумм.
    Однако при возникновении спора о праве на назначение страховых выплат (о размере страховых выплат) указанный штраф может взыскиваться за просрочку выплаты страхового возмещения только с того момента, когда этот спор разрешен, выплаты назначены, но должником не производятся, то есть в данном случае с момента вступления в законную силу решения суда, которым за М. и ее дочерью признано право на страховое возмещение в порядке статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент наступления страхового случая) в связи со смертью военнослужащего А. Именно с этого момента страховщик обязан производить страховые выплаты.
    Следовательно, в случае разрешения в судебном порядке спора о праве на страховые выплаты штраф, предусмотренный пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ, может быть взыскан со страховщика только с момента неисполнения им вступившего в законную силу решения суда о назначении страхового возмещения. Между тем суд взыскал с ответчика страховой компании "Росгосстрах" штраф за необоснованную задержку страховой выплаты за период с 10 марта 2010 г. по 21 декабря 2013 г., не приняв во внимание наличие спора между сторонами о праве на страховое возмещение.
    При таких обстоятельствах выводы судов первой и апелляционной инстанций о взыскании со страховой компании "Росгосстрах" процентов за пользование чужими денежными средствами, штрафа за необоснованную задержку страховой выплаты и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя Судебная коллегия признала неправомерными.
    Ввиду изложенного вынесенные по данному делу судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций в указанной части отменены, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Ш., к страховой компании "Росгосстрах" о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки их уплаты, штрафа за необоснованную задержку страховой выплаты и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
    (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации N 18-КГ15-43 от 25 мая 2015 г.; аналогичные правовые позиции содержатся в определениях Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 сентября 2014 г. N 16-КГ14-25, от 13 июля 2015 г. N 22-КГ15-3, от 21 сентября 2015 г. N 18-КГ15-109